- Зубайр, почему при всем разнообразии боевых искусств, ты выбрал именно смешанные, а не определенный классический вид?

- Я отвечаю на этот вопрос уже не в первый раз, и всегда рассказываю одну и ту же историю из своего детства. Когда мне было 7-8 лет, я с отцом очень любил смотреть бои без правил. В таком раннем возрасте у меня уже были свои кумиры, самые первые бойцы UFC. В течение долгого времени я просился в какой-нибудь спортивный клуб, чтобы заниматься именно боями без правил. Тогда отец сказал моему дяде отдать меня на секцию, а тот в свою очередь привел меня на борьбу. Помню, я зашел в зал, увидел, чем занимаются другие ребята, и сказал, что это не то, что мне нравится, артачился долго. Но дядя объяснил так: сначала борьба, потом бокс, а когда подрастешь - бои без правил. Я тогда ему поверил и до 15 лет занимался борьбой.

Затем я приехал в Москву на учебу. Здесь стал ходить на самбо и рукопашный бой, увлекся, а с 18 лет уже стал ездить на сборы по смешанным единоборствам, занимался какое-то время у Федора Емельяненко, учился, можно сказать, без соревнований. Впервые принял участие в турнире в 2010 году, и попал в лучшую восьмерку спортсменов России. Хотя на тот момент мой чистый вес составлял 68 кг, я выступил в весовой категории 77 кг, и с помощью Всевышнего удалось выиграть.

- Как твоя семья теперь относится к твоей спортивной карьере?

- Все против, честно говоря. Ни отец, ни мама, ни братья не смотрят мои бои. С каждым разом уровень все выше, соперники все сильнее, бои все опаснее. Им, видимо, тяжело за этим наблюдать, они очень за меня переживают.

- С тех пор, как стало известно, что ты подписал контракт с ведущим американским промоушеном, все интересуются твоей персоной, но в открытых источниках мало информации.

- Я родился в селе Центорой. Можно сказать, что с 13 лет я живу самостоятельной жизнью, потому что в этом возрасте я переехал оттуда в Гудермес и стал тренироваться в спортивном клубе «Рамзан», потому что там уровень был выше. В 16 я уже перебрался в Москву. Вся жизнь идет, пересекаясь со спортом, хотя были такие тяжелые времена, что было не до него. Но мною двигала мечта, поэтому я старался, не сдавался. По воле Всевышнего, все получилось, и теперь я в UFC.

- Какой путь ты проделал? Какие награды и звания для тебя самые ценные?

- Наверное, стоит начать с кубка «Атриум». Его первым выиграл Хабиб Нурмагомедов, который сейчас является известным бойцом UFC. Второй выиграл я, а третий - еще один дагестанец, он тоже попал в UFC. Я финалист чемпионата мира по рукопашному бою, чемпион России по самбо, мастер спорта по рукопашному бою, чемпион Европы по смешанным единоборствам.

- Какой у тебя предел мечтаний в спортивной карьере? 

- Раньше мне было стыдно даже говорить о UFC, но теперь, когда контракт уже подписан, то скажу так: мечта - обладать поясом чемпиона этого промоушена. Я подписал контракт на четыре боя. Спортсмен, с которым мне предстоит сразиться, уже выступал в UFC 14 раз, а для меня этот бой первый. То есть я начинаю не с нуля, а с середины. Я мог отказаться, тогда мне пришлось бы долго ждать своего дебюта. Но я согласился, именно поэтому, если я проведу четыре успешных боя с подобными соперниками, мне обещали, что я получу пояс.

- Кто твой первый соперник? Где и когда состоится твой дебют?

- Соперника зовут Тиаго Таварес. Он лучший легковес Бразилии, обладатель черного пояса по грэпплингу, настоящий профессионал, сильный конкурент. Бой состоится 15 февраля в Бразилии, а до 11 февраля я буду готовиться в Тайланде. Там же мой менеджер, тренер. У лучших бойцов UFC проходят там сборы.

- Если выиграешь, кому ты посвятишь победу?

- Себе.

- Почему ты не стал работать по профессии?

- Работать и серьезно заниматься спортом одновременно не возможно. Надо выбирать одно из двух. Либо ты зарабатываешь деньги по своей профессии и в спорте находишься на очень низком уровне, либо наоборот. Делать и то, и другое хорошо не получится. Поэтому пока я выбрал спорт. И я в нем не ради денег. Я набираюсь опыта, учусь, делаю имя. Меня не раз приглашали участвовать в каких-то турнирах за две недели до них, предлагая при этом солидные суммы, но я отказывался, зная, что, возможно, не смогу подготовиться за такой короткий срок, а проигрыш на свой счет получать не хотелось.

- Какой у тебя распорядок дня? Как часто ты тренируешься?

- После любого боя я обычно отдыхаю две-три недели. Затем сразу намечается следующее выступление, и я начинаю усиленно готовиться. Чаще это происходить в Тайланде, потому что там для этого есть все условия: прекрасная погода, свежий воздух, солнце. В день проходит 3-4 тренировки.

- Ты думал, чем ты будешь заниматься по окончанию спортивной карьеры?

- Есть у меня такая мечта: способствовать развитию спорта в Чеченской Республике. И не просто быть тренером, а собрать свою команду из 5-6 хороших бойцов, продвигать их на мировой уровень, спонсировать. Надеюсь, что когда-нибудь я дорасту до такого уровня, что смогу помогать другим.

- Ты часто бываешь вне дома, ездишь по России, по миру в целом. Как относятся к чеченцам на твой взгляд?

- Если говорить о России, то скажу как есть: те, кто знают о нас из средств массовой информации, негативно относятся, даже боятся. Но встречались и такие, которые знакомы с нами, нашей культурой и традициями, и они нас очень уважают. Что касается Европы и других стран, в которых я побывал, то там встречают очень позитивно. Вообще я заметил, что Чеченскую Республику из всех других регионов России за границей знают лучше всего. И там нас бесспорно уважают и любят за воспитание, красоту обычаев, храбрость.

- На сборах ты бываешь вместе с людьми разных национальностей. Случались ли у вас когда-нибудь конфликты на межнациональной почве?

- Сразу вспомнились мои первые сборы, которые прошли в Санкт-Петербурге в клубе Red Devil, когда мне было 18 лет. Все говорили, что это чисто русский клуб и там наверняка есть националисты. Приехал я туда еще с тремя чеченцами, в том числе Адланом Амаговым, но они вскоре уехали и оставили меня одного. Первое время я думал, что как только приду в зал, на меня нападут, но еще нигде меня не встречали с таким радушием. Мы до сих пор тесно общаемся с ребятами из того клуба.

Спортсмены сами по себе очень воспитанные. Все мы друг друга уважаем, несмотря на то, что боремся и соперничаем на ринге. За пределами зала мы общаемся, узнаем друг друга не только в бою, но и в жизни. Если бы у всех были бы такие же дружеские отношения, как у нас спортсменов, в мире никогда не было бы войн и других конфликтов. Я никогда не сталкивался с ненавистью и неприязнью к своей национальности в этих кругах. В спорте просто нет места национализму и ксенофобии. Мы здесь едины.

 

  Беседовала Элиза Бицоева