19 мая в пресс-центре МИА «Россия сегодня» состоялся круглый стол, посвященный 150-летию окончания Кавказской войны, организованный порталом «Россия для всех».

Возможные причины начала Кавказской войны, ее итоги обсуждали кавказовед и военный психолог Алексей Захаров и историк-публицист Петр Романов.

По мнению Алексея Захарова, с психологической точки зрения любой войны можно избежать. Но во время начала конфликтов России и Кавказа не были соблюдены ни исторические условия, ни другие обстоятельства, которые позволили бы сделать выбор - начинать войну или не начинать. Система, по словам эксперта, определялась интересами разных групп: внешней политики, интересами народов Кавказа и самой Российской империи.

«Одновременно соединились суммы интересов, которые привели к возникновению Кавказской войны. К ней подталкивали также внешние силы Турции и Англии, ситуация, связанная с особенностями развития местных народов, с феодальными условиями развития русской администрации, присутствовавшей тогда на Кавказе. Факторов было очень много», - отметил кавказовед.

Оба эксперта также подчеркнули, что русские с кавказцами начали сталкиваться и взаимодействовать еще в ХVI веке, когда Иван Грозный женился на кабардинке Марии Темрюковне.

«Был заключен так называемый Кабардинский трактат, когда кабардинцы в первый раз и достаточно серьезно пошли под руку царя. То есть система отношений выстраивалась уже тогда, и никаких противоречий не возникало», - добавил Захаров.

По словам экспертов, с момента заключения Кабардинского трактата на территории Кавказа стали появляться русские администрации.

«Мы не захватывали и не колонизировали, не распространялись и не шли, чтобы захватить Кавказ. Это, наверное, рок или предначертание, которые определяли, что мы должны жить вместе. В традиционном сообществе, какими являются русское и кавказское, отношения выстраиваются по системе "свой - чужой" и "старший - младший". Русские на самом деле отчасти были своими на Кавказе», - сказал Алексей Захаров.

Но, несмотря на основную систему отношений, были среди кавказцев и такие народности, которые следовали своим принципам и собственной системе.

«Скажем, чеченцы, самый горячий народ Кавказа. Их система отношений всегда отличалась от всех других народностей. Они никогда не терпели патриархального сообщества. Не было системы управления. Это такая феодальная демократия. Существовали тейпы и система равновесия тейпов, и никто не позволял, чтобы какой-то тейп был во главе над другими», - дополнил Захаров.

По мнению кавказоведа, в чеченском обществе все устраивалось в системе договоров, и именно этот способ действует среди них до сих пор, пусть и не в таком виде, но по тому же принципу.

По мнению Петра Романова, история кавказских войн также тесно связана с Грузией, которая на протяжении многих лет просила Россию о помощи в войне с османами, которые захватывали страны. Грузины неоднократно обращались с просьбой принять их в состав Российской империи.

«Россия как единоверцам помогала грузинам отбить нападения, но прекрасно понимала, что одно дело единожды отправить туда войска, а другое - взять на века огромную ответственность по защите очень далеких по тем временам геополитических районов. Александр I не смог отказать, хоть и не хотел включать ее в состав империи. Но его долго убеждали, что так надо сделать. На мой взгляд, так и возникла ситуация, которая стала причиной начала Кавказской войны. Ведь, приняв Грузию, Россия вынужденно забрала в состав империи всю ту территорию Северного Кавказа, которая соединяла с ней. Для того чтобы обеспечить связь с Тифлисом, нужно было обеспечить порядок на этой территории», - рассказал Романов.

На вопрос о возможности избежания войны историк ответил, что и русские, и кавказцы «попали под колесо истории и стали жертвами обстоятельств». Россия, по его словам, «не виновата, что проявила благородство и решила защитить своих единоверцев, а чеченцы совершенно не виноваты в том, что на их территорию пришли русские казаки и стали устанавливать свои порядки».

###

Гости мероприятия отметили, что благодаря войне запустился процесс интеграции между кавказскими народами, когда люди стали говорить «на понятном едином военном языке». Воюя против Российской империи, кавказские народы были вынуждены объединиться перед противником.

«Когда мы говорим о Кавказе, мы больше сталкиваемся с таким понятием, как миф. При разговоре о войне сразу возникают два имени: Ермолов и Шамиль. В обыденном восприятии Имам Шамиль - предводитель чеченцев, а Ермолов - покоритель Кавказа. Но ни то, ни другое не является истинной правдой вообще, потому что Ермолов был удален от Кавказа в первой четверти войны и не был победителем, войну закончили совсем другие люди. Это человек определенной формации, настроения и исторического авторитета. А Шамиль не был предводителем чеченцев, сам по себе он аварец. Он собрал под собой большую многонациональную семью, а с чеченцами воевал, также как и с русскими, потому что чеченцы не позволяли над собой никакой иерархической власти и в связи с этим воевали с Шамилем. На его стороне тоже были чеченцы, но их было немного. Эти мифы впоследствии распространились и на другие чеченские войны», - рассказал Захаров.

Также эксперты перечислили ряд особенностей этого противостояния на примере партизанских отрядов во время войны 1812 года. Кавказовед Захаров подчеркнул, что, в отличие от Великой Отечественной войны, во время кавказской важно было понимать, что противник никогда и никуда не денется со своей земли, а целью этого противоборства было навязать собственные условия и образ жизни.

«Война с Наполеоном и война на Кавказе последовали одна за другой и имели общую историю. И система отношений Кавказской войны русскому обывателю была понятнее, чем европейской. Любая война многому учит, и она многому научила обе стороны. Мы воевали не просто с народами Кавказа, мы воевали с хорошо организованным противником, который создал целое государство исламское, называемое имамат Шамиля. Оно развивалось, хоть и существовало недолго, на очень реалистичных и романтических исламских корнях и имело перед собой высокую и справедливую задачу. Но идея просто была абсолютно утопическая с точки зрения реализации», - провел параллель между двумя войнами военный психолог.

Петр Романов добавил, что кавказские войны можно сравнить с завоеванием британцами Индии и Латинской Америки. «В ходе таких войн происходит, так сказать, всякое: и уничтожение культурного строя, и, наоборот, возрождение некой цивилизационной составляющей. То же самое происходило на Кавказе», - сказал Романов.

Собравшиеся также обсудили послевоенные отношения между Кавказом и Российской империей. Так, было отмечено, что кавказцы в последующие годы были настолько близки к царю, что входили в состав гвардии Его Величества.

«Когда Россия восстанавливала свой контроль, в гвардию приглашались дети князей, сами князья, которые в последующем получали привилегии, поэтому русская знать была изрядно разбавлена кавказской кровью. Кавказцы - известные воины, иметь настоящих бойцов - большой плюс», - отметил Петр Романов.

В дискуссии не забыли упомянуть и Кавказскую туземную конную дивизию, называемую «Дикой дивизией», в основной состав которой входили выходцы из Северного Кавказа. Во времена Первой мировой войны самые храбрые воины попадали именно в эту часть русской императорской армии.

Если говорить о сегодняшнем Северном Кавказе, оба эксперта сошлись во мнении, что одним из самых спокойных регионов юга России является Чеченская Республика.