Одной из главных тем этой недели стало решение южно-сахалинского суда по делу о признании книги «Мольба к Богу» экстремистской и последовавшая за этим резкая критика главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова. Позже в ситуацию были вовлечены генеральная прокуратура, Совет муфтиев и главы других северокавказских регионов. Основной причиной запрета, согласно заключению суда, стала первая сура Корана «Аль-Фатиха»*, которая приводится в начале книги.

О правомерности такого решения, деталях конфликта и специфике судебных разбирательств относительно области исламской литературы порталу «Россия для всех» рассказал адвокат, доктор юридических наук Мурад Мусаев.

 

- Много копий было сломано относительно последнего запрета коранических текстов. Хотелось бы услышать ваше мнение по данной теме.

- Я немного удивлен, что из этого сделали такую сенсацию, будто «Мольба к Богу» первая книга, которую запретили. Причем в ней экстремистскими признали именно коранические аяты. К сожалению, это не первый, не десятый и не сто пятидесятый подобный случай. Экстремистскими уже признавали аяты Корана, изречения Пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и да приветствует), а также многие другие базовые элементы ислама, в том числе классику исламской литературы. Причем как судьи, так и прокуроры ссылаются на религиозные основы основ, не на призывы убивать, не на толкование религии экстремистского радикального толка, а на самую азбуку. Дело не в том, что это Коран, или сура «Аль-Фатиха» (открывающая священное писание глава, повествующая о смысле мироздания - ред.), это ислам в принципе.

Я перебрал все аяты и суры, которые не понравились прокурору и судье настолько, что они признали их экстремистскими. В них говорится об одном, и общий тезис таков: нет Бога кроме Аллаха. Совершенно понятно, что в нем заключен весь ислам как религия. Признавая эту фразу экстремистской, таковым признают и ислам.

Но дело вот в чем - это не только ислам. Аллах означает «Единый и Единственный Бог». Некоторые считают, что слово образовано из определенного артикля «аль» и слова «Иллах», что означает Бог, то есть, если сказать на английском, получится The God. Другие же ученые считают, что Аллах - это исключительно имя собственное. В любом случае Единый и Единственный Бог, и другого толкования для этого слова нет. То есть фактически суду и прокурорам не нравится утверждение о том, что Бог един и что нет другого творца всего сущего. В Коране, как мы знаем, говорится, что Аллах - это Бог и Адама, и Авраама, и Моисея, и Иисуса, и Мухаммада.

Я все веду к тому, что получается, что суд считает экстремистским сам монотеизм и единобожие как явление. По крайней мере все три авраамические религии в основе своей экстремистские. В заключении экспертов написано, что «в текстах Аллах противопоставляется неопределенному множеству богов других религий». То есть фактически они говорят, что нельзя говорить, что Бог Един. Разве это не значит, что какой-то захолустный прокурор, судья, который только вчера надел мантию, и лингвист-недоучка могут сесть где-нибудь у черта на куличках и в одночасье запретить и иудаизм, и христианство, и ислам? Если говорить на языке права, это явное и грубое нарушение свободы вероисповедания.

- Можно ли говорить о нарушении прав мусульман в данном конкретном случае?

- Естественно. С одной стороны, казалось бы, запрещена одна отдельно взятая книжка. Ну читай сотни других! Запрещали сотни других, включая сборники хадисов Аль-Бухари (свод достоверных преданий о словах и действиях пророка Мухаммада, собранный средневековым исламским богословом Мухаммадом Аль-Бухари - ред.), книги, в которых отражена сунна (предание, излагающее примеры жизни Пророка Мухаммада, как образец и руководство для всех мусульман - ред.) Пророка и его изречения. Мы все знаем, насколько сильно мусульмане почитают Мухаммада, и тут его слова вдруг признаны экстремистскими и оказываются под запретом.

Если возвращаться к содержанию судебного решения, то формально оно об одной книжке и о ее включении в перечень запрещенных министерством юстиции. Но смысл заключается в том, что это решение запрещает во всеуслышание говорить или писать, что Бог один и что нет Бога кроме Единого Бога. Тут неважно, веришь ты в него или нет. Любой человек в здравом уме должен понимать, что если суд от имени государства запрещает утверждать единобожие, то таким образом это государство в лице суда ограничивает свободу вероисповедания. В этом конкретном случае дискриминируют мусульман по религиозному признаку, противопоставляя их государству, от имени которого выступает суд. Создается совершенно искусственный социальный конфликт и напряженность.

- Почему в России любой, даже районный суд, имеет право запрещать книги, не привлекая к этой работе религиоведов или духовных лиц?

- Такого требования к процедуре признания информационного материала экстремистским нет. Есть «блестящий» закон о противодействии экстремизму, в котором эта функция делегирована суду, то есть любому суду на территории России, а их много, и очень часто там работают специалисты не экстра-класса. Нигде не указано, что при изучении религиозного текста надо устраивать религиоведческую экспертизу. Некоторые ради приличия назначают психолингвистические экспертизы у каких-то неучей, хотя иногда запрещают и без этого, просто по полицейским справкам! Если даже предположить, что нужна религиоведческая экспертиза, поверьте, они бы нашли тех, кто делал бы эти заключения. Конечно, найти такого религиоведа, который говорил бы, что фраза «нет Бога кроме Аллаха» ущемляет права многобожников, было бы сложнее, чем филолога, но ненамного.

Главная проблема, как мне думается, это общая идеологическая установка, которая навязана откуда-то сверху. Именно поэтому, по единому образу и подобию, в самых разных концах нашей необъятной родины и принимаются такие решения. Если бы мы их систематизировали и сравнили, то они были бы похожи как две капли воды, так как скатаны с одного шаблона.

- Как вы отметили, это далеко не первый случай необоснованного запрета исламской литературы. Какие меры можно принять во избежание таких случаев?

- Хорошо бы, мне кажется, вылечить душевную болезнь того, кто является архитектором всего этого конвейера. Мне совершенно ясно, что это высокопоставленный человек или группа лиц, которые где-то в правоохранительной части государственной власти. Есть там такой заданный вектор, и борьбой с отдельными прокурорами и судьями мы ничего не добьемся. Мы обжалуем все эти бесчисленные решения. В каких-то достигаем успехов, в каких-то беспомощны и беззащитны, но это все частное.

Надо бороться с головой этого чудовища, донести до этих людей, что они идут не в том направлении, сеют смуту. В итоге это может привести только к гражданской войне, не иначе. Побороть ислам таким образом невозможно. Можно только противопоставить носителей этой религии государству. К добру это никогда не приводило и сейчас не приведет.

- Возвращаясь к ранее запрещенным книгам, например Корану в переводе Эльмира Кулиева. Как вам удалось добиться отмены решения о признании его экстремистским материалом?

- Во-первых, я не хочу говорить, что это удалось только мне. Я всего лишь написал одну из жалоб и представил в суде свою позицию, которая была предельно проста. Мне кажется, что история с запретом перевода Корана была апогеем всего этого идиотизма. К счастью, судьи краснодарского краевого суда, где проходил процесс, поняли, что запрещается не толкование и не радикальная трактовка, а буквальный перевод текста Корана, священного писания мусульман. Суд, видимо, осознал, что в этом деле есть точка невозврата, и удовлетворил наши жалобы.

Мы надеялись, что это станет уроком для всех остальных. Если не запретили весь Коран, так запрещать его по частям глупо. Но, видите ли, где-то там на Сахалине отыскались гении, гиганты мысли. Было временное затишье, но я очень надеюсь, что после этого оно наступит навсегда. Хорошо, что случай с книгой «Мольба к Богу» получил такую огласку. 

 

*Перевод суры Аль-Фатиха (Открывающая Коран):

 


АЛЬ-ФАТИХА 


1. Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного!
2. Хвала Аллаху, Господу миров,
3. Милостивому, Милосердному,
4. Властелину Дня воздаяния!
5. Тебе одному мы поклоняемся и Тебя одного молим о помощи.
6. Веди нас прямым путем,
7. путем тех, кого Ты облагодетельствовал, не тех, на кого пал гнев, и не заблудших.    

 


 

Подробнее о развитии конфликта читайте далее в сюжете>>