Мой отец Мовлид Висаитов был призван в Красную Армию в 1932 году. Через три года он окончил Орджоникидзевскую школу и кавалерийские курсы усовершенствования комсостава в 1941 году, а уже с июня этого же года служил на фронте, командовал 28-м гвардейским кавалерийским полком.

Я, конечно, знала, что папа был командиром, отважно воевал, проделал огромный путь, но то, что он был легендарным человеком, как говорили его однополчане, я стала понимать значительно позже. 

Пожалуй, встреча на Эльбе - самое яркое событие как в жизни отца, так и в нашей истории. Он стал первым советским офицером, который пожал руку командиру передовых американских частей генералу Боллингу. Чуть позже по указанию президента Америки Гарри Трумэна отца наградили орденом «Легиона чести». Это очень редкая награда, и считается она одной из самых почетных в мире. Папа тогда подарил генералу Боллингу своего боевого коня, а тот в ответ - американский джип.

 

Генерал Боллинг вручат орден «Легион чести» 

Мовлиду Висаитову 

***

Когда закончилась война, отцу было всего 32 года, однако сослуживцы звали его «Батя». Они рассказывали, что он берег своих ребят, защищал, рисковал собой и очень боялся за тех, кто был моложе.

Однажды в армии сказали, что навстречу немецким танкам надо отправить самых смелых и отважных воинов, и кто-то предложил полк отца. Но он отказался, сказав, что не поведет своих солдат на верную смерть. Ведь они были на конях. За это его отправили в тюрьму, и он понес суровое наказание. Позже отцу все же приходилось брать конников и на сражение с танками, и в другие опасные рейды, но они все ценили его заботу и неоднократно рассказывали эту историю после войны, когда собирались вместе.

Мовлид Висаитов (во главе стола справа) с однополчанами. 70-ые годы

***

Папа был как гроза - горячий, бескомпромиссный. Мог сказать кому угодно что угодно. Однажды его чуть не расстреляли на фронте, когда он тоже не смог сдержать себя. Генерал Осликовский в компании других высокопоставленных сослуживцев, празднуя какой-то успех, попросил позвать отличившегося воина, и тогда позвали отца. Услышав фамилию Висаитов, он спросил, откуда он родом. И когда услышал в ответ - чеченец, то сорвал погон с папиного плеча, назвав этот народ предателями. Как раз в это время всех чеченцев выселили в Среднюю Азию. Отец моментально ответил ему ударом в лицо, за что его чуть не расстреляли. Только из-за Павла Порфирьевича Брикеля и его жены, которые умоляли Осликовского простить Висаитова и пали перед ним на колени, генерал простил моего отца. Он признал, что и сам был не прав. А уже после войны даже предлагал папе солидную работу в Европе, но папа отказался.

Вообще удивительно, что, несмотря на войну и депортацию, у представителей всех национальностей складывались замечательные отношения и никто не спрашивал, кто к какому народу принадлежит. Случай с Осликовским потому и был нонсенсом.

Только помню, как однажды в Грозном, когда мы вернулись из Казахстана, некоторые снова требовали выселить всех чеченцев, устраивая демонстрации, ходили с транспарантами, кого-то били. А отец ходил среди этих людей и ни минуты не боялся. Ему просто было обидно и больно, что люди, ради которых он рисковал жизнью во время войны, хотят, чтобы он уехал с родной земли.

 

***

Звание Героя Советского Союза отцу присвоили только посмертно, в 1990 году. И случилось это благодаря военному корреспонденту Ромэну Звягельскому. Он приезжал в нам в Чечню в 1989 году, узнав об отце, был очень удивлен. Тогда Ромэн Аронович нам ничего не сообщил, а сам уехал в Тюмень, к командиру части, где когда-то служил папа. После этого он побывал в других городах, собирал материалы, которые в результате сумел передать в руки Горбачева, призвав его ознакомиться с заслугами этого человека и дать ему звание Героя СССР. И случилось это в 1990 году, когда отца не было в живых уже несколько лет.

Ромэн Аронович со слезами на глазах рассказывал, как больно ему было за моего отца. «Чем больше я читал, слышал и узнавал о Мовлиде Алероевиче, тем больше плакал. Ведь это так несправедливо! Легендарный человек, которого недооценили», - говорил он нам. 

Я храню все материалы и книги, в которых упоминается отец. В память сильно врезались слова из собрания сочинений Н.А.Зеньковича.

«Боевой подвиг Висаитов совершил значительно раньше, был представлен к звезде героя, но из-за национальности так и не получил. Ограничились орденом Ленина. А после депортации его боевые заслуги вообще стали замалчивать», - писал он. Так оно и было на самом деле.

Конечно, это и мы понимали, его дети и жена. Прийти первым на Эльбу и встретиться с союзниками, а затем получить орден из рук американского генерала - в истории очень мало таких людей. Сорок пять лет мы ждали, что восторжествует справедливость. Хоть он и был награжден орденами Ленина, Красного Знамени, Суворова, Красной Звезды, многочисленными медалями, наградами Польши, Венгрии, Чехословакии, Героя СССР ему не давали долго.

***

Папа, несмотря на состояние здоровья, отказался от статуса инвалида и не взял ничего, что ему предлагали. Настолько гордым человеком он был. По идее нам должна была достаться земля и в Америке тоже, но никто не стал заниматься документами для этого.

***

Во время Великой Отечественной войны отец прошел путь от Терека до Эльбы и участвовал во всех боях с первого и до последнего дня. Он в подробностях описал свой путь и написал одноименную книгу. В изначальном варианте это была толстая рукопись «От Терека до Эльбы» с малейшими деталями, а власти тогда не допустили ее к изданию в таком виде.


Книга М. Висаитова «От Терека до Эльбы»

В результате вышла тоненькая книга, из которой были убраны важные факты, редкие и интересные фотографии.  В 2013 году одно чеченское издательство выпустило новый вариант книги, но тираж был такой маленький, что даже у меня остался только один экземпляр.

Тяжело осознавать, что на родине не высоко ценили подвиги отца, более того, не придавали их огласке. Думаю, что отец так и ушел из этой жизни с обидой... 

Медина Висаитова, Грозный