Выставки дагестанского художника Алладина Гарунова знакомы не только отечественному зрителю. На выставке в Московском музее современных искусств его «Исламский проект» представлен на престижную Премию В.В. Кандинского.

Корреспондент портала «Россия для всех» побеседовал с Гаруновым о представленных им на выставке новых работах.

- Какие работы вы выставили на Премию Кандинского?

- Проект «Тотальная молитва». В своих работах использовал фрагменты резины, меха, ковров, обуви. Также  использовал изображения с отпечатками ног. Посредством всего этого я говорил о проблемах ислама. Использовал новые технологии, геометрические формы, индустриальные материалы, едкие запахи. Меня как художника больше интересует духовное бытие человека в современном, индустриальном, жестком мире.

Парадоксально, что противоположные понятия соседствуют, соприкасаясь, и влияя друг на друга. Я исполнил зикр художника, используя атрибуты двух противоположных миров. Это еще и противопоставление двух цивилизационных моделей: технически развитого Запада и традиционно патриархального и духовного Востока. Видеоинсталляции являются неотъемлемой частью проекта.

На выставке будут представлены видеоматериалы - семь отрывков, где отражаются события, происходящие не только у нас, но и в Европе, и Америке. Везде в праздничные дни не хватает мест в мечетях. Им приходится молиться на улице.

Сюжеты демонстрируют: проблемы мусульман одинаковы везде. Есть потрясающее видео, когда имам читает проповедь и все находящиеся в мечети верующие люди плачут.

Многие думают, что со временем выходцы из восточных стран будут ассимилироваться и станут европеизированными. Но не тут-то было - и здесь начинаются проблемы. Об этом и мои раздумья.

Все мы, например, живем в нашем большом общем доме.  Если мы не сумеем договариваться на нормальном адекватном языке, что же получается? Это и ненависть, и неприязнь друг к другу.

Я вот когда езжу по Москве, чувствую, что люди напряжены, смотрят ненавистными глазами друг на друга. Мне это очень неприятно. Я думаю: «Ведь мы могли раньше договариваться! Нас натравливают друг на друга. Мы становимся примитивными, нас ненавидят. Сейчас очень слабое образование, то есть если что-то не делать, как-то не объединяться и не принимать меры, все будет гораздо хуже».

-Аладдин, а кто же должен решить эту проблему?

- Я считаю, что проблема «понаехавших» сюда - это проблема, прежде всего чиновников, которые принимают их в Москве и в то же время не занимаются их вопросами. Тогда лучше не принимайте!

Хотя я родился в Дагестане, достаточно долго живу в Москве. Я не выпячиваю это, хочу быть нормальным, здравомыслящим дагестанцем. Не могу оставаться где-то на уровне этническом, только лишь танцуя лезгинку на площади. Хочу выразить свое отношение к миру и оставаться человеком мира, быть при этом патриотом, любящим свою Родину, в то же время все-таки не бояться ни за свою жену, ни за детей, где бы они ни находились.

Создавая свой проект, я опирался прежде всего на свои корни, истоки. И свои работы старался сделать понятными для всех, чтобы их принимали и в Нью-Йоркском музее, и в Музее современного искусства в Париже, а с точки зрения творчества - высокопрофессиональными.

И тогда, думаю, мое искусство станет мировым. Поэтому считаю, что нам нужно создавать и делать то, чем нас наделил Всевышний. Я врожденный художник. И имею право выразить все в своем искусстве, опираясь на родную культуру. Тем самым показать, что мы дагестанцы.

Мы никак не можем оставаться в тени, в каких-то рамках и углах. Надо общаться и развиваться. Ведь искусство не имеет границ. Я могу быть где угодно, ехать куда угодно без каких-либо проблем.

Я человек мира. И тяжело на душе, когда иногда слышишь, как земляков называют «чурками», «понаехавшими дагестанцами».

- Многие, скажем так, не очень умные люди привыкли легко бросать в адрес приезжих - «чурки»...

- Это же языческое понятие. В средневековой Руси чурками называли тех, кто поклонялся деревьям, камням. До христианства поклонялись идолам, выточенным из камня или деревянного полена.

- Мы беседуем с вами во время презентации нашего проекта «Россия для всех». Что можете об этом сказать?

- Очень хороший, своевременный и актуальный портал. Россия - это ведь не только русские. Это и республики в составе Российской Федерации: Бурятия, Дагестан, Ингушетия, Чечня и другие. Хотел бы, чтобы вы находили побольше людей с новыми серьезными идеями. Вот мы говорим - у нас восточная культура, история. Ведь большинство молодежи ничего не знают о ней. Надо много об этом рассказывать молодому поколению.

Среди нас есть те, кто делают и создают искусство любой республики. И есть у нас люди мыслящие, философы, художники - их тоже нужно поддержать. Мы же можем найти общее и идти на цивилизованный диалог со всеми.

 

Алладин Гарунов родился в дагестанском селе Укуз Курахского района Дагестана. Считает себя лезгино-агульским представителем.

Как художник сформировался в столице, окончив Строгановское училище (ныне - Московское высшее художественно-промышленное училище).

С 1990 года - член Союза художников СССР.

Заслуженный художник республики Дагестан (2006).

Участник второй Московской биеннале (2007), групповых выставок и ярмарок по всему миру.

Гарунова волнуют темы национальной и религиозной идентичности, угрожающей им глобализации, судьбы нации и древние культуры. Эти темы находят отражение и в его многочисленных проектах.

Алладин предпочитает практику сontemporary art, но, используя типичные для современности стратегии и медиа, остается в рамках этической и религиозной мусульманской традиции.